« Обратно к выбору



1979 № 3

Молитесь о них



Мы обращаемся ко всем, кто соединен вечными узами братства во Христе Иисусе. Обращаемся, твердо зная, что сказанное в Писании: «Страдает ли один член, страдают с ним все члены»,—не просто историческая фраза, а жизненная реальность миллионов христиан, соделавшихся чрез Иисуса Христа братьями и сестрами.


Братья и сестры! Начиная с 1958 года наша Одесская Пересыпьская церковь терпит непрекращающиеся гонения.


До 1958 г. наша церковь свободно совершала свои богослужения в молитвенном доме, построенном своими руками и на свои средства... Но в 1958 году только что построенный молитвенный дом зарегистрированной общины ЕХБ по решению соответствующих органов власти был закрыт и отобран. Этим, фактически, преследовалась цель: уничтожение Одесской Пересыпьской церкви ЕХБ, так как кроме молитвенного дома верующие по существующему законодательству о культах не имеют права собираться для общения друг с другом ни в доме своего единоверца, ни в каком-либо другом месте. Таким образом, сами того не желая, мы были поставлены рукой сильных мира сего перед выбором: или исполнять законодательство и отречься от своих религиозных убеждений, или же, отстаивая свободу своей совести и возможность духовной жизни, иметь регулярное общение в домах своих братьев и сестер и в других возможных местах, пусть даже ценой нарушения законодательства.


Разве не справедливо поступили мы по всем законам Божественной и человеческой морали, когда, лишившись молитвенного дома, стали собираться в частных домах своих единоверцев?!


Но у властей был один довод: «Молитвенного дома у вас нет, регистрации нет, значит—вас тоже нет: Пересыпьская церковь прекратила свое существование, а поэтому все собрания являются нелегальными сборищами и, следовательно, их организаторы уголовно преследуются».


Так начался путь страданий. Естественно, что, когда в начале 60-х годов образовался Союз независимых и гонимых церквей, наша церковь вошла в этот Союз и с радостью приветствовала достойных служителей образовавшегося духовного центра — Совета церквей евангельских христиан-баптистов (СЦ ЕХБ).


Сейчас гонители в лице уполномоченного по ДР Гаврилова, используя всевозможные средства информации, пытаются изобразить дело так, что это не они первопричина конфликта церкви с государством, а якобы Совет церквей провоцирует столкновение верующих с властями и, следовательно, он виновен за 18-летние скитания без молитвенного дома, за исключения верующих из учебных заведений и увольнения с работ.


Но до выхода в свет первого послания Инициативной группы (летом 1961 г.), послужившего началом образования Совета церквей ЕХБ, было еще три года впереди, когда по решению работников атеизма Пересыпьская церковь должна была перестать существовать. Этот факт бесспорно опровергает всякую ложь, возводимую на нас и на наших служителей, и со всей очевидностью открывает, кто в действительности повинен в страданиях верующих и в создавшейся между церковью и государством конфликтной ситуации. Наш дом молитвы, поруганный и оскверненный, стоит и сегодня на улице Иличевской живым свидетелем истории. Сначала сделали из него кинозал, потом спортзал, потом общежитие, сейчас мастерская по рихтовке автомобилей (фотографии прилагаются).


Но наш Господь, на Которого мы уповаем, сказал: «Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее».


Мы выжили, потому что это сказано и о нас. Наша церковь жива вопреки воле тех, кто хотел прекратить ее существование.


Не сломив нашей верности Богу путем угроз, штрафов, разгонов собраний, власти пошли на более суровые меры. Летом 1962 года были арестованы и осуждены пресвитер и благовестник нашей церкви к 7-ми годам лишения свободы каждый.


Правда, в 1965 г. власти признали братьев незаконно осужденными, восстановили во всех правах, в том числе и по месту прежней работы, с соответствующей денежной компенсацией.


Но гораздо больше наших братьев и сестер было арестовано в 1966 году, а в феврале 1967 г. их осудили к следующим срокам:


1. Шевченко Н. П. — 3 года;


2. Борушко Г. Г. — 3 года;


3. Тымчак В. Т. — 2 года;


4. Заборский В. М. — 1 год;


5. Кривой Я. Н. — 3 года;


6. Соловьева Света — 3 года;


7. Алексеева Валя — 3 года.


А в октябре 1968 года вслед за осужденным отцом—пресвитером Шевченко Н. П. — пошел в узы его сын и еще двое братьев:


1. Шевченко А. Н. — 10 лет;


2. Родославов Е. К. — 10 лет;


3. Куприянов П. А. — 10 лет.


Через месяц после этого суда, в ноябре 1968 года, досрочно освобождают умирать дома пресвитера церкви — Шевченко Н. П. В декабре его не стало. Отец и сын так и не встретились.


Судебная расправа над нашими братьями в 1968 году по своей жестокости превзошла все бывшие ранее: забрали единственного оставшегося в церкви служителя — диакона Куприянова П. А. и подававших надежды на будущее служение молодых братьев: Шевченко А. Н. — 26 лет, Родославова Е. К. —19 лет. Таким образом, церковь осталась без молитвенного дома, без служителей, почти без проповедников, с тревожным ожиданием новых арестов. У многих уже не стало слез, чтобы плакать, не стало слов, чтобы сказать беззаконнику о беззаконии его. С 1962 по 1978 год, то есть за 16 лет, в нашей церкви было 11 узников, сроки заключения которых составляют в общей сложности 62 года тюрем, ссылок, лагерей. Это значит, что на каждого третьего члена нашей церкви приходится почти год тюрьмы. А если присовокупить еще к числу узников жен и детей, которые сполна разделили с мужьями тяжести лагерей и ссылок? — Число лет во много раз умножится.


Прошли долгие годы. 10 лет лагерей Украины и ссылок Севера. В благодарственном служении Господу встречали братьев. В молитвах церковь вспоминала еще о многих узниках, томящихся в заключении.


В это время уполномоченный по ДР Гаврилов и штат его работников, задачей которых является покончить с религией, заявили нам: «Мы судим их, а вы делаете их героями веры. Запомните, у нас судимых за веру нет, есть уголовные преступники. Перестаньте распространять «клевету», а то будем привлекать к ответственности».


И вот 2 мая 1979 года самым жестоким образом было разогнано собрание, которое наша церковь решила провести с особым участием молодежи, пользуясь свободным от работы днем. Однако местные власти решили, что собрание мы должны провести только в течение двух часов, и, чтобы мы не нарушили это установление, к дому, в котором мы собираемся постоянно с 1976 г., так как община наша официально зарегистрирована в органах власти с 1971 г., были подтянуты наряды милиции, дружинников, работников КГБ и почти все городские власти во главе с уполномоченным по ДР Гавриловым. Наготове стояли автомашины, автобусы, позже подъехала в полной боевой готовности пожарная машина.


Отсчет времени производился по часам уполномоченного по ДР. Прямо во время проповеди он кричал проповеднику через весь зал, что остается 15 минут. Во время заключительной молитвы опять голос: «Две минуты!» И вскоре все потонуло в шуме начавшегося разгона мирного собрания: стоящих сзади стали вытаскивать за руки и сажать в автобусы. Кто-то из молодых братьев попытался сфотографировать беззаконные действия милиции, и тут под мощный крик: «Вы думаете советской власти нет?!»—началось невообразимое. За руки, за ноги, за волосы беззащитных христиан вышвыривали на улицу: старых, и молодых, и сестер, и братьев. Такого еще церковь города Одессы не видела.


До 1971 года наша церковь функционировала без регистрации и поэтому любое собрание считалось незаконным сборищем и являлось прямым обвинением против руководящих ими. После 1971 года, когда церковь получила от Ленинского райисполкома г. Одессы официальное разрешение на право проведения своих собраний,—приходится искать предлоги в речах проповедников или же в событиях, подобных 2-му мая 1979 г., когда наше богослужение было разогнано самым жестоким образом. И все это для того, чтобы искусственно создать ситуацию для обвинения верующих в неповиновении властям, в массовых беспорядках, сопротивлении органам милиции, и кто знает, сколькими еще статьями уголовного кодекса смогут, при надобности, воспользоваться заинтересованные лица!


Наши жалобы на нечеловеческое отношение к нам рассматривается как клевета, что в свою очередь создает особую уголовную угрозу. Окружающая нас обстановка свидетельствует, что последние события являются не просто случайностью, а целенаправленной подготовкой к новым уголовным репрессиям нашей церкви.


Вслух уже звучат фамилии Бойко Н. Е., Куприянова П. А., Родославова Е. К. Прошло только два года, как Бойко Н. Е., отец восьмерых детей, вернулся из девятилетнего заключения и был избран церковью на пресвитерское служение. В июне этого года исполнился год, как вернулись из 10-летнего заключения Куприянов П. А., диакон церкви, отец пятерых детей, и Родославов Е. К., отец троих детей: двое из них родились в ссылке. Нынешняя антицерковная кампания имеет свою специфику: прежде чем начать судебный процесс, распространяя о братьях клевету, усиленно подготавливают общественность через телепередачи, газетные статьи, лекции. Сам уполномоченный по ДР Гаврилов на заводе «Синтетических изделий», где работают члены нашей церкви, читал лекцию, которая сводилась к следующему: все, что верующие говорят и пишут о гонениях на них,—это клевета; подписи под жалобами якобы ставят лишь под давлением «главарей», а рядовые верующие вовсе не желают идти на конфликт с государством, но не могут освободиться от влияния антисоветчиков, упоминая при этом фамилии Бойко Н. Е., Куприянова П. А., Родославова Е. К. «Нам нужно им помочь»,— сказал Гаврилов.


Не трудно расшифровать смысл этих слов: «Нужно помочь». Это значит— изолировать служителей от церкви, это значит — снова суд, снова слезы жен и матерей, снова сиротство детей, снова церковь без служителей, снова десятки лет разлуки!


Братья и сестры! Ходатайствуйте и молитесь о нас. Можете ли вы остаться безучастными к нашим скорбям? В слабости нашей мы восклицаем: «Отче! да минует нас чаша сия, но не наша воля, а Твоя да будет».


С христианской любовью — члены Пересыпьской церкви.


Copyrights© 2017 All Rights Reserved by Vestnik Istiny®