« Обратно к выбору



1980 № 1

Братское «миро» сочувствия


«Когда изнемогал во мне дух мой, Ты знал стезю мою.» (Пс. 141,3)


Эти слова произнес в своей молитве Давид, когда сильно изнемог, скитаясь по пещерам и горам от преследований Саула. Он был помазанником Божьим, царем Израилевым, но мало кто считался с его посланничеством. «Смотрю на правую сторону, — говорит он в унынии сердца, — что никто не признает меня: не стало для меня убежища, никто не заботится о душе моей» (Пс. 141, 4). Единственное внимание со стороны людей, с которым Давид сталкивался каждую минуту, — было неутомимое желание Саула найти его и уничтожить. Небольшой отряд сердечно преданных друзей Давида был тоже утомлен. Давид нуждался в пропитании, но ему, царю, отказывали и насмехались над ним, как над беглым рабом (1 Цар. 25,10—11). И вот в таком пренебрежении отовсюду, в таком стеснении духа Давид взывает к Богу: «Когда изнемогал во мне дух мой. Ты знал стезю мою». Какое глубокое упование! Какое смирение духа! Всеми отвергнут, в сердцах близких забыт, как давно умерший, но на самом дне истомленной души уверенным ритмом бьется живой родник чистого упования — «Ты знаешь стезю мою...» В его тихом приветливом шепоте Давид слышит неземные звуки: «Нет, не безразличен ты сердцу Моему, не брошен на произвол судьбы. Я вижу все шаги твои (Ис. 57,18); считаю все слезы твои (Пс. 55,9); слышу все вздохи твои (Пс. 11, 6); ты избранник Моего сердца. Мой скиталец!»


Кажется, чем может быть жив человек, испытывая такие невероятные трудности, когда на каждом шагу для него скрытно расставлены сети? Откуда он черпает силу, чтобы не озлобиться, не мстить обидчикам, без причины враждующих с ним?! «Ты знал стезю мою...» — здесь неиссякаемый источник сил и вдохновения, здесь покоится изнемогший дух его, терпеливо ожидая Божьего часа, когда придет конец бесчисленным его бедам.


Это бесценное утешение Давид получил только потому, что сам среди ужасов и пренебрежения не отходил от Господа,не стремился искать легких путей к достижению царского престола. Бог видел все пути его, что они были честными, чистыми. Среди злословия и поношения он не опустился до горького ропота и недостойных упреков Богу, не помыслил искать опоры в людях, но сказал: «... Ты — прибежище мое и часть моя на земле живых». Каждый шаг его нелегкого пути был открыт взору Божьему во всякое время. Именно здесь, в страданьях, неизменным правилом жизни его было желание сохранить себя чистым: «Я стал, как мех в дыму; но уставов Твоих не забыл» (Пс. 118, 83).


Узники и узницы Господни наших дней, изнемогающие в тюрьмах задело возлюбленной Церкви Христовой! Мне хочется здесь назвать каждого из вас по имени, которое можно было узнать из бесконечно дорогого моему сердцу документа страданий и слез — «Бюллетеня Совета родственников узников». Я не могу пройти в душные камеры вашего заточения, чтобы приветствовать вас и сказать хотя бы несколько искренних слов сочувствия. Мне очень хотелось бы коснуться устами железных наручников, согретых вашим теплом, потому что в эти цепи закованы руки моего Спасителя Это Его, страдающего в лице вас, я тороплюсь посетить не только своей постоянной молитвой, но и этими простыми строками. Я знаю, что они никогда не заменят вам сладких строк Библии, которой вы несправедливо лишены; знаю также, что невозможно будет переслать вам и пронести долгожданной весточки о жизни дорогой церкви, но молюсь и надеюсь, что Дух Святой будет вашим утешителем и отрадой в эти трудные дни.


И если Господь наш Иисус Христос в ночь перед крестными страданиями ужасался и тосковал, предвкушая тяжесть мук за наши грехи, то мы, ученики Его, — не больше любимого Учителя нашего и дух наш также изнемогает в страданиях задело Его. Но именно в тяжелые минуты одиночества, покинутости и кажущейся безысходности мрачный небосвод ваших тюрем пусть прочертит яркий Божественный луч: «Ты знаешь стезю мою».


Бог знает, что дух ваш изнемогает от мучительных допросов, оскорбительно несправедливого суда и изнурительных, полуголодных, длительных этапов. Он знает, как больно душе вашей слышать несмолкаемые отвратительные ругательства, богохульство, а также испытывать на себе побои, насмешки и издевательства.


Бог видит, как тягостно вам годами жить под постоянным наблюдением не только тех, кто поставлен надзирать за вами, но и тех, кто зарабатывает себе досрочное освобождение доносами о каждом вашем шаге.


Бог сострадает вам более, нежели самый близкий человек, когда часы вашего редкого свидания гонители превращают в пытку унизительными обысками и специальной аппаратурой прослушивания и просматривания.


Бог понимает, как горит ваше сердце желанием свидетельствовать о Нем утопающим в грехе и разврате людям. Но будьте чутки, когда Он, сердцеведец, предупреждает вас о специально подосланных «приближенных», умело разыгрывающих роль «жаждущих спасения». Нередко это — люди заранее подготовленные и получившие задание войти в доверие сначала к вам, а затем проникать на свободе в ряды церкви, чтобы предавать дело Божье.


Бог слышит, когда каждого узника лестью и угрозами склоняют на нечестный путь, посягая при этом не только на жизнь, но на самое дорогое для христианина — спасение и жизнь вечную.


Все, абсолютно все до мельчайших подробностей, видит и знает Бог. Чья бы жестокая рука ни коснулась вас, чтобы причинить боль, она мгновенно касается зеницы недремлющего ока Божьего, а это значит, что Его Отцовское сердце испытывает равную с вами боль. Если бы в Слове Господнем мы прочитали: «Касающийся вас, касается сердца Божьего...», то, судя по-человечески, мы могли бы найти здесь меньше утешения. Потому что нам всегда кажется, что когда наши страдания видят, то их глубже понимают и больше сочувствуют. Сострадающий взгляд мы ценим выше, чем внутреннее молчаливое сопереживание. Безгранично милосердие Бога: «...касающийся вас, касается зеницы ока Его» (Зах.2,8) — читаем мы. Взором непередаваемого сострадания Он сопровождает каждый шаг Своего дитя, а раз видит, значит непременно пошлет Свою поддержку и утешение, потому что глаз чувствует прикосновение даже малейшей пылинки. Таков наш Бог вчера, таким мы Его знаем сегодня, неизменным Он будет для чад Своих завтра и вовеки! Благодарение Духу Святому, воскрешающему в сознании нашем эту бесконечно утешительную истину.


Дал бы Господь милость узникам Своим, чтобы под натиском невзгод и особенно усилившихся в последнее время гонений никто не возроптал и не стал скрывать путей своих от Господа и церкви.


Дорогие невольники за дело Божье! Всеми доступными вам средствами сообщайте церкви о всей жизни вашей, о всех посягательствах на чистоту совести вашей, о всех тайных предложениях и льстивых уговорах. Ни под каким предлогом не уклоняйтесь с прямых стезей богобоязненного хождения. Пусть знает вся церковь, где пролегают пути вашего томительного одиночества и неравной борьбы. Сегодня Дух Святой располагает сердца многих христиан, которые готовы на вашем крестном пути быть для вас Симоном Киренейским, готовы быть Мариями, чтобы не только тихой молитвой, но делом и ходатайством без сожаления разбивать драгоценные сосуды своих сбережений и выливать на ваши уставшие ноги ароматное миро братского сочувствия и помогать вам восходить на вашу Голгофу, а некоторых, возможно, и приготовить к погребению за чистоту святого дела Божьего, за святую независимость Церкви Христовой.


В устах искреннего народа Господнего звучит о вас одна горячая молитва к Богу: «Да не возвратится угнетенный посрамленным» (Пс. 73, 21). Это постоянная забота наша: дождаться и встретить вас, пусть в немощи плоти, но с чистой совестью и откровенно-спокойным ясным взором.


Copyrights© 2017 All Rights Reserved by Vestnik Istiny®