« Обратно к выбору



1980 № 1

«Мы теперь дети Божьи»


Письма, воспоминания


Для многих искупленных Христом душ тот день, когда Дух Святой приобщил их к великой семье спасенного народа Господнего, был в останется самым счастливым днем жизни. Перед многолюдным собранием или в кругу своей семьи, когда душа в глубоком сокрушении сложила у ног Христа губительную ношу своих грехов. Дух Святой впервые вложил в ее уста озвученные неземной мелодией слова: «Отныне я Господень!» Эти слова сполна умиротворили тысячи-тысяч трепещущих и жаждущих спасения душ и водворили в них безмятежный вечный покой.


«Один скажет: «я Господень»... а иной напишет рукою своею: «я Господень...» (Ис.44,5). Несколько таких письменных свидетельств о покаянии, о начале новой жизни с Богом мы получили благодаря заботе некоторых наших читателей. Первое из них—это восторженное письмо новообращенной сестры своей верующей бабушке. Радость от сознания того, что она стала чадом Божьим, бьет ключом в ее сердце, и этим счастьем дышит каждое ее слово.


Второе благодарное свидетельство покоряет своей откровенностью и силой спасающей десницы Божьей, сотворившей из безвольного, обреченного на вечные мучения грешника, искреннего исповедника Христова, ведущего святой богобоязненный образ жизни.


Бодрствуя в молитвах наших с благодарением, будем умолять Отца Небесного, чтобы всем нам, познавшим радость спасения, а также и тем, которых еще Бог призовет на путь вечного блаженства, не только называться, но при всех обстоятельствах жизни быть детьми Божьими (1 Иоан, 3. 1).



* * *


Любимая, ненаглядная и дорогая моя! Да благословит Отец Небесный твой дом, тебя и всех наших родных!


Да, родненькая (теперь я буду именно с таким началом писать свои письма к тебе...), я покаялась, приняла Иисуса — Спасителя в свое сердце! Представляешь, любимая, на свете нет, наверное, человека счастливее меня! Сейчас я пишу тебе письмо, а у самой градом катятся слезы. Но это слезы не горечи, не тоски, а слезы великой, сладкой радости! Я беспредельно счастлива, что великий Бог не забыл о моей погибшей душе. А я действительно чуть было не погибла и душевно и физически... Я благодарна великому Богу, что Он привлек меня, ничтожную, в Свое сверкающее лучами негасимой радости Царство. Теперь же я готова отдать Ему свое сердце, душу, все свои силы и даже свою молодую жизнь, все, что от меня потребуется, взамен Его Отцовской любви.


Милая моя! Я не могу выразить словами свою благодарность и тебе за то, что ты поведала мне о Боге, научила меня молиться, что сама постоянно молилась за мою погибающую душу. Словами просто невозможно передать то, что я сейчас переживаю и как я тебе благодарна!


Боже! Какое это счастье быть с Богом!


Ты помнишь, родная, я ходила с тобою на собрания, верила и даже молилась, но сердце мое было черствым? Ты помнишь, я говорила, что мне скучно с этими людьми, что это—не для меня, что это мне непонятно, ты помнишь? А сейчас? — Сейчас я с огромным нетерпением жажду встречи с ними.


Мне так опостылел этот скверный мир, в котором только грязь, льющаяся рекой. Это мне только сначала показалось, что все окутано розовой дымкой.


Милая моя и родненькая... я поняла, что лучшего общества, чем ваше и подобное вашему, я нигде больше и никогда не найду, я имею в виду—в мире.


...Очень тебя прошу, передай огромный привет, самые наилучшие пожелания всему вашему собранию и скажи, что мое сердце хочет быть с ними и никогда оно больше не изменит благой вере во Всемогущего Иисуса Христа, так как только в Нем жизнь, удача и счастье миллионов.


И еще прошу: помолитесь обо мне. Научите меня молиться, как мне укрепить теперь мою веру... Я очень хочу, чтобы она с каждым днем не ослабевала, а крепла, закалялась. Я хочу стать настоящей христианкой!..


Боже, как я счастлива! Ведь я—с Богом!


Как-то я спросила у Оли Б.: «Счастлива ли ты. что веришь в Бога?» Она даже удивилась, отвечая на этот вопрос: «Я не представляю себе иной жизни!» Мне было тогда непонятно. А теперь, теперь и я говорю, что не представляю себе другой жизни.


Я хочу крикнуть на весь мир: «Я счастлива, Господи! Слава Тебе во веки!»


Милая и дорогая! Я обязательно вернусь домой... и мы тогда уже вместе будем ходить на собрание, и все дома будут знать, что я — верующая...


Пишите мне письма с добрыми советами, с пожеланиями, со стихами — я буду беспредельно рада.


Ненаглядная моя! Ты всегда верила, что семена, которые ты посеяла, обязательно падут на благодатную почву и обязательно взойдут. Дорогая моя и ласковая, порадуйся вместе со мной, ведь я так счастлива!..



* * *


Я уверовал в 1964 году. До этого я работал в колхозе шофером, слесарем, заведующим гаражом. Был коммунистом. Меня считали порядочным человеком, хотя я вел жизнь беспорядочную и безобразную. Пьянки, ругань и побои жены и детей чередовались одна за другой. Много раз валялся на дорогах пьяный и грязный. Едва живого меня кто-нибудь приводил домой. На следующий день я снова искал того же—вина и водки. Меня считали общительным и даже дельным, потому что я умел зарабатывать деньги различными нечестными путями. Однако домой денег я не приносил: все пропивал с друзьями, в то время как дети мои ходили оборванными и скудно питались. Много раз я не ночевал дома по несколько ночей подряд. Куда меня водил мой поврежденный разум, я не помнил. Я не замечал ни времени, ни дней, ни ночей. Вся жизнь была окутана сплошным туманом. В пьяном угаре я опускался все ниже и ниже: воровал, лгал, дрался и пр. Несмотря на что, как ни странно, меня в селе уважали, потому что мой образ жизни считался вполне нормальным. По долгу службы случалось мне встречаться с верующими. Я бранился, пугал их, заставлял брать стакан с вином и пить.


Однажды я с женой гостил у двоюродного верующего брата в Кишиневе. Он предложил нам пойти на богослужение. Его предложение для меня, как коммуниста, показалось унизительным. Я ему так и сказал. Но потом все-таки согласился и пошел. Богослужение тронуло меня до глубины души. Я не находил себе покоя, потому что Слово Божье осветило мрак моей души. Я был чрезвычайно взволнован и даже укорял себя за то, что согласился пойти на собрание. Особенно встревожили меня слова, прочитанные из 1-го послания Коринфянам: 6, 9—11. Именно таким я и был: блудником, пьяницей, лихоимцем и т.д. Вернулся я домой совершенно разбитый и в глубоком отчаянии.


По возвращении из отпуска, жена стала посещать молитвенные собрания в селе, и все, что слышала, пересказывала мне. Я сидел дома, размышлял, читая Священное Писание, и, наконец, решил пойти в молитвенный дом. Но сатана позаботился расставить по дороге своих людей. Как только вышел из дому с женой, знакомые стали спрашивать с иронией: «Ты что, тоже в баптисты записался? Смотрите! Коммунист стал баптистом!» Вскоре я покаялся. Весть о том, что я стал верующим, для жителей села была большой неожиданностью: самый распущенный пьяница и развратный человек в селе полностью изменил свой образ жизни! Особенно сильно встревожилось местное начальство. Собралось 13 человек из начальствующих села, района и даже области для обсуждения моего дела. Предлагали мне автомобиль и любую должность, вплоть до председателя колхоза, только бы я бросил свою новую веру. Во время этого испытания я молча сидел в конце стола и тихо молился. Господь напомнил мне о том, как и Он был искушаем сатаной. Вокруг меня бушевала буря: уговаривали, угрожали, возмущались,— а на сердце было тихо и спокойно.


Что теперь могу сказать? Кому, как не мне, более всего нужно благодарить моего любимого Спасителя?! Ибо я был духовно мертв и ожил, пропадал и нашелся! Слава Господу за милость Его!


Copyrights© 2017 All Rights Reserved by Vestnik Istiny®