« Обратно к выбору



1980 № 3

Детская жертва



Это было в декабре 1941 года в Ленинграде. У мамы нас было четверо. Я был третьим. В это время папы у нас уже не было, он умер в тюрьме за Слово Божье. Это была суровая пора блокады. Мы были обречены на голодную смерть. В коммунальной квартире жили четыре семьи. Не было электричества и воды.


Мама работала в госпитале. Возвращаясь утром, она подходила к нашей кровати и проверяла: живы ли мы? В комнате не отапливалось, и мы спали на одной кровати. Убедившись, что милость Господня была еще распростерта над нами и сегодня, она склоняла колени возле кровати. Мы с трудом сползали и становились рядом. У нас был такой порядок: молились сначала младшие, потом старшие. Я не помню о чем молился, помню, что мама каждый раз говорила: «Господи, благодарю Тебя, что Ты нас так любишь». После молитвы я забирался под одеяло и думал: «Почему мама сказала, что Господь нас сильно любит? Если бы она хоть кусочек хлеба принесла сегодня, а то ведь пришла с пустыми руками».


Так проходили дни. Помню, однажды мама принесла нам кусочек сыра. Разрезала его на четыре маленькие дольки и вышла из комнаты. Тогда мне было невдомек: почему она разделила сыр на четыре части? Она себя исключила из этой пайки. Минут через пять она вошла и спросила: «Дети, кто еще не съел сыр?» Я был единственным, у кого он уцелел. Я все еще играл с ним. Мне жаль было быстро его съесть. Мама сказала: «Сынок, дядя Коля, наш сосед, умирает. Я спросила у него: «Какое ваше последнее желание?» Он едва сказал: «Хочу кушать». Последнее желание умирающего всегда выполняют. Сыночек, пожертвуй свой сыр ради Господа». Я послушал маму. И пошел посмотреть как дядя Коля будет кушать мой сыр. Мама подошла к умирающему и сказала: «Бог послал вам этот сыр. Скушайте его». И положила ему в рот. Дядя Коля улыбнулся и умер, так и не успев даже откусить. Сыр остался во рту. Я стал крутиться возле умершего. Мама заметила это. «Сыночек, уж не хочешь ли ты сыр взять изо рта дяди Коли?» — спросила она. Я, вздохнув, кивнул головой. «Сыночек! Ты пожертвовал его Господу, а не дяде Коле, и Господь принял твой дар, и назад с жертвенника брать нельзя. Пусть дядю Колю так и похоронят». Так я и ушел голодный.


Прошли годы. Господь нас удивительно сохранил, вывел из самых трудных обстоятельств. Но наставление матери о том, что с жертвенника никогда нельзя брать того, что отдал Господу, с детских лет и до сих пор осталось в моем сознании как краеугольный камень.


Я постоянно помнил эти добрые материнские уроки. Позже на опыте своей жизни я неоднократно убеждался в этой благословенной закономерности: чем более щедро я жертвовал на дело Господне своим временем, здоровьем, чем охотнее отказывал себе в удобствах и устройстве земной жизни, тем радостнее и глубже был мир в моей душе, тем благословенней сказывалось это на моих детях. Поистине— великое счастье для человека быть всецело преданным Богу и с каждым днем все больше и больше Ему отдавать свои силы, средства, да и саму жизнь. Потому что нет более надежного средства сберечь свою душу и души дорогих деток для вечности, как с радостью расточать Богом данную жизнь на святое дело проповеди Евангелия.


Те, кто подчинил свою временную жизнь плотскому правилу: «будь милостив к себе...» и научил этому своих детей, не только потеряли то, что имели, но не смогут получить того, что думали иметь.


Не научить своих детей любить Бога и преданно служить Ему, значит дать заведомо ложное направление всей их жизни и сознательно лишить их радостной и разумной цели бытия. Мудрость мира сего не принесет им подлинного счастья, а лишь усилит тоску о вечности, о небе, о Боге, Который сотворил людей для славы и бессмертия.

М. И. Хорев


Copyrights© 2017 All Rights Reserved by Vestnik Istiny®