« Обратно к выбору



1984 № 2-3

Ад и рай



...Воскресение Христа является как бы моделью, образцом нашего телесного воскресения, когда Христос «уничиженное тело наше преобразит так, что оно будет сообразно славному телу Его...» (Фил. 3-я гл.).


Христос сказал: «Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет; и всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек... Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их, и они идут за Мною, и Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек, и никто не похитит их из руки Моей». «Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога и в Меня веруйте. В доме Отца Моего обителей много; а если бы не так, Я сказал бы вам:«Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтоб и вы были, где Я...» Христос обращается к Отцу с такой просьбой: «Отче! которых Ты дал Мне, хочу, чтобы там, где Я, и они были со Мною, да видят славу Мою, которую Ты дал Мне, потому что возлюбил Меня прежде основания мира...» (Иоан. 14-я и 17-я главы).


Христос иллюстрировал Свое откровение о загробной жизни притчами и действительными происшествиями.


Одной историей о богаче и Лазаре Христос приподнял занавес, разделявший видимое от невидимого, и перед нашим духовным взором предстала таинственная картина загробной жизни. Мы увидели блаженство праведника и мучение грешника. В лице богача и Лазаря мы как бы увидели самих себя и убедились в том, что наша биография не заканчивается пышным погребением и могильной надписью, но продолжается в потустороннем мире.


Современники Христа, саддукеи, отрицали духовное начало и «не верили в ангелов и духов». К ним в первую очередь Христос направил Свое повествование о богаче и Лазаре.


Богач и Лазарь жили рядом на земле, но жизнь их протекала по-разному., Один —«одевался в порфиру и виссон», а другой влачил жалкое существование в отрепьях нищего; один объедался, а другой голодал; один пользовался отличным здоровьем, а другой покрыт был отвратительными гнойными струпьями; один имел пять братьев, другой был одиноким; один, вероятно, был «саддукеем», безбожником, другой —человеком верующим; один интересовался только вещами временными, земными, видимыми, а другой — Богом, собственной душой и вечностью; один не признавал ни чьей воли, кроме своей собственной, а другой старался жить по воле Божьей...


Настало время, и оба они умерли. Казалось бы, что вся их земная жизнь этим и закончилась, но — нет!


Оказалось, что оба они имеют бессмертную душу и продолжают жить за гробом. Один из них блаженствует в раю, а другой «мучается в пламени огненном». Один из них навсегда освободился от всех земных невзгод и успокоился, а другой — в безнадежном, отчаянном состоянии, с невыразимыми угрызениями совести за все свое земное прошлое, с терзаниями души за судьбу оставшихся на земле таких же как он, безбожников-братьев.


В истории о богаче и Лазаре Христос открывает нам наличие двух мест: ада и рая и указывает на две разных участи: вечное блаженство и вечное мучение.


Из этой поразительной истории мы заключаем следующее:


Ад — место вечных мучений и страданий. «Я мучусь в пламени сем»,— вопиет несчастный богач.


Ад — место горестных воспоминаний. «Чадо! Вспомни, что ты получил уже...» — напоминает богачу Авраам.


Бог дал нам память, которую мы сохраним и после нашей телесной смерти. Память — это то единственное, что мы берем с собой в загробную жизнь. Там мы вспомним все то, что сейчас могли забыть, что, быть может, давно уже перестало тревожить нашу огрубелую и временно уснувшую совесть. Там совесть грешника проснется и будет терзать его душу жуткими воспоминаниями.


Ад — место неосуществимых желаний и неуслышанных Богом молитв: «Так прошу тебя, отче... Аврааме...» Не имея общения с Богом, богач возносит свою напрасную молитву праотцу Аврааму. Сколько подобных молитв возносится в наши дни к разным угодникам, святым, заступникам и ходатаям. Но все эти молитвы, как и молитва богача к Аврааму, остаются без Божьего ответа. Как мало людей молящихся знают о том, что есть только один посредник между Богом и человеками, — Иисус Христос, предавший Себя для искупления всех. Свое посредничество Христос приобрел дорогой ценой. Он и только Он один умер «за грехи наши и воскрес для оправдания нашего», «Он и ходатайствует за нас...» (1Тим.2:5-6; Рим.4:25; 8:34).


Ад — место осознания нашей ответственности за свой худой пример, которым мы послужили для братьев, родственников, близких и дальних. Живя на земле, богач не интересовался спасением своей души или душами братьев. Напротив, он, как видно, убедил себя и других в правоте и основаниях своего неверия, но здесь, «в аде, будучи в муках», богач прозрел. Он пытается предостеречь братьев. У богача есть даже план спасения для братьев, который он излагает пред Авраамом с горячей просьбой: «Так пошли Лазаря в дом отца моего, ибо у меня пять братьев: пусть он засвидетельствует им, чтоб и они не пришли в это место мучения...»


Ад — место, где мы продолжаем пользоваться не только нашей памятью, но и нашим воображением. Богач обосновывает свою просьбу: «пошли Лазарям — на своем воображении. Богач представляет себе появление воскресшего Лазаря «в доме отца» и его речь к братьям и уверен, что «если кто из мертвых придет к ним, покаются...» Но Авраам, знающий лучше отношение безбожников к воскресению из мертвых и к другим чудесам вообще, отвечает богачу: «Если Моисея и пророков не слушают, то, если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят...»


Ад — место вечного пребывания грешников, обиталище самого отвратительного и гнусного общества: «боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов...» (Откр. 21-я гл.)


Ад — место, «уготованное диаволу и ангелам его», а также «всем любящим и делающим неправду...»


Эта же история о богаче и Лазаре говорит нам и о рае и райском блаженстве праведников. Священное Писание не ограничивает нашего познания о рае и аде этим только случаем, но предлагает нам богатый материал для исследования этого замечательного предмета.


На вопрос: «Существует ли загробная жизнь?» — Иисус Христос дает точный и определенный ответ. Он говорит: «Не дивитесь сему: ибо наступает время, в которое все, находящиеся в гробах, услышат глас Сына Божия, и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло в воскресение осуждения...» (Иоан. 5-я гл.).


Углубляясь в изучение загробной жизни, нам становится понятным то, что уготованное Господом вечное блаженство для искупленных превосходит всякое человеческое воображение. Апостол Павел рассказывает о человеке, который «восхищен был до третьего неба... восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать...» Этот счастливец, побывавший на небе, только «слышал» нечто, неподдающееся передаче, и радовался радостью «неизреченной и преславной», а что пережил он, увидев «Новый Иерусалим», «узрев лице Его», «став подобным Ему»7 Вот почему мы, верующие, должны радоваться тому, что имена наши записаны в книгу жизни на небесах... Ибо «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его» (Луки 10-я гл., 1Кор. 2-я гл.).


Рай и ад?! — Некоторые люди никак не могут совместить и примирить этих двух понятий. Они охотно соглашаются с существованием загробной жизни, связанной с вечным упокоением или блаженством, но никак не могут вместить неприятного для них факта «вечных мучений». Обычно они ссылаются на то, что «Бог есть любовь», а поэтому Бог не может быть «таким жестоким».


Но спросим самих себя: что надлежит рассматривать большей жестокостью и бессердечностью: отделить святых от нечестивых; отгородить убийц, садистов и маньяков от нормальных и мирных людей; изолировать полунормальных развратников... от невинной молодежи или же поместить всех без разбору и без исключения в одно общее место? Можно с полной уверенностью заявить и даже поручиться, что мировая совесть всегда будет против такого совмещения, против «такого» проявления любви к растленным, порочным людям. В силу именно этого принципа преступников изолируют в одиночные камеры, а людей заразно-больных или сумасшедших помещают в соответствующие больничные палаты.


Что такое ад, как не изолятор для людей, ведущих жизнь звериную, животную, плотскую? Не сами ли они, эти люди, отреклись от святой жизни, отказались от покаяния и возрождения от Духа Святого?


Рассказывают о двух матерях, у которых взрослые сыновья были: один в тюрьме, а другой в сумасшедшем доме. Несмотря на всю их материнскую любовь к детям, ни одна из этих матерей не желала освобождения сына в том его внутреннем душевном состоянии, в каком он находился. Сумасшедший сын имел обыкновение душить мать, душить детей, а другой сын — поджигать дома. Обе матери не жаловались на власти, изолировавшие их сыновей, но, напротив, заявляли: «Самое лучшее место для моего сына не дома, а там...»


Есть еще одно поразительное откровение Божье в истории о богаче и Лазаре; откровение, которого нельзя пройти мимо, так как им суммируется вся эта история: «И сверх всего того между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят...»


«Утверждена великая пропасть...»


В загробной жизни есть ад и рай, но нет третьего или среднего, промежуточного места.


В притче о пшенице и плевелах оба злака растут вместе, рядом, на одном и том же участке поля, растут безраздельно «до жатвы»... Не так ли живут в этом мире и зреют до жатвы и великие святые и жуткие грешники? Между людьми святыми и нечестивыми существует здесь на земле только внутреннее различие, духовная разница. Внешне они мало чем отличаются друг от друга: те же кожаные туфли или шерстяные костюмы, но внутренне нет у них ничего общего. «Какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света со тьмою?.. Или какое соучастие верного с неверным? Какая совместимость храма Божьего с идолами?» (2Кор.6:14-16).


Святые люди живут «в мире сем», но они «не от мира сего». Они живут иной жизнью, непонятной и неприемлемой для беззаконников и нечестивцев. У людей святых — другие цели, другие интересы, все другое, все совершенно противоположное тому, чем живут и дышат люди порочные, развращенные и безбожные. Но при всей этой несовместимости взглядов и противоположности их целей, Бог попускает и тем и другим жить «рядом» до «жатвы», до своей телесной смерти. Божьего суда и вечности.


После «жатвы» все меняется: «Между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят...» В этом смысле со смертью физической все наши возможности спасения действительно навеки кончаются. После смерти нет покаяния, прощения, возрождения души. Наша душа способна возрождаться и духовно возрастать до тех пор только, пока она живет в теле, но не после.


Между грешниками, примирившимися с Богом, и грешниками, отвергнувшими благодатное спасение Христово, Бог «учредил великую пропасть». Вопрос: на какой из этих двух сторон пропасти окажется человек после смерти, решается самим человеком в течение его жизни на земле. После смерти — «хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят...»


Слово Божье учит нас, что эта пропасть, отделяющая нас от Бога, может и должна быть пройдена нами. Больше того, Бог ожидает от нас этого добровольного выбора и охотного перехода, верой в Сына Божья, Иисуса Христа, Который говорит: «Истинно, истинно говорю вам: слушающий слово Мое и верующий в Пославшего Меня имеет жизнь вечную и на суд не приходит, но перешел от смерти в жизнь» (Иоан.5:24).


Перешел? Кто перешел? — «Слушающий слово», повинующийся этому слову.


Кто перешел? — «Верующий в Пославшего Меня», в триединого Бога, Творца неба и земли, всего видимого и всего невидимого.


«Перешел от смерти в жизнь...»


Смерть вечная — состояние неизбежности, обреченности, непоправимости, безнадежности, отчаяния, гибели. Невозрожденный грешник по своему духовному состоянию «пребывает в смерти», «гнев Божий пребывает на нем», он «уже осужден, потому что не уверовал во имя единородного Сына Божия. Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы...» (Иоан. 3-я гл.)


Человеку, беспечно плывущему навстречу Ниагарскому водопаду, нет нужды стреляться или резать себе вены для того, чтобы погибнуть, так как он уже обречен на верную смерть. В таком же безнадежном положении находится всякий человек до своего покаяния и обращения ко Христу. Только однажды приняв, как утопающий Петр, спасительную руку Христа, грешник переходит «от смерти в жизнь».


Обратите ваше внимание на слово «перешел». Иисус Христос не говорит, что он, верующий,«перейдет» когда-то, после смерти, но что он перешел от тьмы к свету, от лжи к истине, от неверия к вере, от греховной, порочной, бессмысленной жизни, к жизни освящения, к жизни благословенной, осмысленной, целеустремленной, плодотворной; перешел в момент своего уверования и обращения ко Христу, Спасителю.


«Перешел». Едва ли надо говорить о том, что переход, о котором здесь идет речь, не имеет ничего общего с переходом из одного вероисповедания в другое. Это перемена внутреннего человека, рождение свыше. Бог ожидает от грешников не перемены «религии», а перемены сердца. Возможность такой перемены сердца гарантирована нам Самим Богом. Он дал нам такое обещание: «И возьму из плоти их сердце каменное, и дам сердце плотяное, чтобы они ходили по заповедям Моим...» (Иез. 11-я гл.).


Однако Бог не меняет нашего сердца без нашего ведома и полного на то согласия; не меняет насильно. Бог ожидает, что мы осознаем роковую неисправимость нашей греховной натуры, и сами будем умолять Его взять наше «сердце каменное» и дать нам «сердце новое». Так поступил царь Давид, который молился Богу и говорил: «Отврати лице Твое от грехов моих, и изгладь все беззакония мои. Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и дух правый обнови внутри меня. Не отвергни меня от лица Твоего...» (Пс. 50-й).


Возможность перемены сердца, или возрождения свыше, возможность перехода «от смерти в жизнь», — всячески отрицают передовые ученые материалисты, скептики и атеисты, но ома проверена и подтверждена духовным опытом миллионов и миллионов верующих христиан на протяжении всех веков христианства — от дня Пятидесятницы и до нашего времени. Возрождение человеческой души — это непрекращающееся чудо, которое Дух Святой все еще продолжает творить в жизни многих людей и в наши дни. Пережив чудо возрождения, человек уже не нуждается ни в каких других доказательствах существования Бога я загробной жизни или в возможности других чудес, творимых Богом.

П.И. Рогозин


Copyrights© 2017 All Rights Reserved by Vestnik Istiny®