« Обратно к выбору



1984 № 2-3

Общение со Христом



...Пасхальный агнец, служивший основанием мира Израиля, является замечательным прообразом Христа, как основателя мира всякой верующей души. По выходе из Египта Израильтянам ничего не следовало прибавлять к крови на перекладине двери. Ничего не приходится добавлять и к пролитой искупительной Крови Иисуса Христа.


«Опресноки» и «горькие травы» были также нужны; но они не имели никакого отношения к основанию мира. Они представляли собой потребность домашнего обихода, являлись характерными знаками совершавшейся в доме трапезы. Основанием же всего была единственно — Кровь Агнца. Она спасала Израиля от смерти и вела его к жизни, свету и миру. Она составляла связь между Богом и Его искупленным народом. Ответственность, которую несли на себе по отношении к Богу Израильтяне в качестве Богу принадлежащего и навеки искупленного народа, также составляла одно из их преимуществ; но ответственность эта не связывала Израильтян с Богом, а являлась лишь следствием связи с Богом.


...Рассмотрим принципы, олицетворенные праздником Пасхи. Собранное под защитой крови общество Израилево должно было иметь устройство, достойное Иеговы. Чтобы избегнуть суда, не требовалось, как мы видим, ничего, кроме искупительной крови; но для установления общения, которое создавалось под защитой крови, требовалось нечто, чем пренебрегать безнаказанно было нельзя.


Прежде всего мы читаем: «Пусть съедят мясо его в сию самую ночь, испеченное на огне; с пресным хлебом я с горькими травами пусть съедят его» (Исх.12:8). Агнец, вокруг которого собрано было общество Израилево и которого оно вкушало при праздновании Пасхи, был испечен, подвержен действию огня. Здесь мы видим «Христа, нашу Пасху» (1Кор.5:7), Самого Себя подвергающего действию огня святости и суда Божьего, встретивших в Нем совершенство. Он мог сказать: «Ты испытал сердце Мое, посетил Меня ночью, искусил Меня, и ничего не нашел; от мыслей Моих не отступают уста Мои» (Пс.16:3). Все в Нем было совершенно; пламя испытало Его и не открыло в Нем никакой примеси. «Голова, ноги и внутренности», т. е. тайник Его разума, Его видимое хождение и все мотивы, Им управлявшие, все подвергалось действию огня и все оказалось совершенным. Способ, которым должно было испечь агнца, был также очень знаменателен, как вообще знаменательны все подробности постановлений Божьих.


...Наш Пасхальный Агнец должен был перенести на кресте огонь праведного суда Иеговы. Мы не только находимся под вечной защитой Крови Агнца, но верою мы питаемся Самим Агнцем. Многие из нас не дают себе в этом отчета. Мы склонны довольствоваться совершенным для нас Христом спасением, не стремясь пребывать в святом общении с Ним. Его любящее сердце не может довольствоваться этим. Он нас к Себе приблизил, чтобы мы могли пользоваться Им, питаться Им и радоваться в Нем. Он предстает перед нами как перенесший на Себе всю ярость пламенного гнева Божьего, дабы сделаться в этом виде пищей наших искупленных душ.


Но как же следовало вкушать этого агнца? «С пресным хлебом и с горькими травами». Закваска всюду в Писании служит символом зла. Нигде: ни в Ветхом, ни в Новом Завете она не представляет чего-либо чистого, святого или доброго. Также и в этой главе «праздник опресноков» является прообразом действительного отделения от зла, отделения, вытекающего из того факта, что мы Кровью Агнца омыты от грехов наших; отделения, составляющего непременное следствие вашего соучастия в страданиях Его. Испеченного Агнца можно было вкушать только с пресным хлебом. Самая малая доза того, что является типичным олицетворением зла, разрушила бы духовный характер всего постановления Божьего. Как мы можем внести что-либо злое в наше общение со Христом, пострадавшим за грехи мира? Это невозможно. Все, силой Духа Святого постигшие значение креста, этой же силой удаляют, конечно, и всякую закваску из своей среды.


«Пасха наша, Христос, заклан за нас. ПОСЕМУ станем праздновать не со старою закваскою, не с закваскою порока и лукавства, но с опресноками чистоты и истины» (1Кор.5:7-8). Праздник, о котором идет речь в этом изречении, жизнью и поведением Церкви соответствует ветхозаветному празднику опресноков. Последний продолжался семь дней; и вся Церковь, и всякий христианин в отдельности призваны ходить на земле свято в течение семи дней, т.е. в течение всего периода своего земного существования; и все его является следствием факта, что они омыты Кровью Христа, соучаствуют в Его страданиях.


Израильтяне избегали закваски для того, чтобы не быть истребленными навсегда из народа. «Семь дней не должно быть закваски в домах ваших; ибо, кто будет есть квасное, душа та истреблена будет из общества Израильтян,— пришелец ли то, или природный житель земли той» (ст.19). «Истреблению» Израильтянина из общества соответствует нарушение для христианина общения с Богом, когда он себе позволяет что-либо несовместимое со святостью присутствия Божьего. Бог не может терпеть зла. Одна нечистая мысль уже лишает душу общения с Господом; в пока пятно, нанесенное этой мыслью, не снято исповеданием греха, основанным на ходатайстве Христа, общение с Ним восстановлено быть не может (1Иоан.1:5-10, сравни Пс.31:3-5).


Христианин, сердце которого искренне радуется атому, всегда может «славить память святыни» Божьей (Пс.29:4; 96:12). Он ни на волос не хотел бы уменьшить меру святости Бога. Великой радостью для него является факт хождения рука об руку с Тем, Кто не терпит ни малейшего атома «закваски» в Своем присутствии.


Благодарение Богу за то, что мы знаем, что ничто не может порвать связи, которые связывают с Богом верующую душу. Мы спасены «спасением вечным в Господе»; не условным спасением, а «спасением вечным» (Ис.45:17). Но спасение и общение — вещи равные. Есть много душ спасенных, но которые не пользуются плодами своего спасения. Я не могу чувствовать себя счастливым под защитой помазанной кровью кропления перекладины дверей, если закваска есть у меня в доме. И, как кровь агнца спасала Израильтянина от меча губителя, но употребление квасного хлеба лишило бы его общения с Богом, так и в отношении каждого христианина. Нас спасает Кровь Христа; однако, если мы терпим зло в мыслях, словах или действиях своих, то не будем иметь части в спасении и истинного общения с Самим Агнцем.


В этом (я не сомневаюсь) и кроется причина духовной засухи в отсутствия истинного в постоянного мира в сердцах детей Божьих. Они не хранят святости, не соблюдают праздника «опресноков» (Исх.23:15). Кровь виднеется на перекладине дверей, но закваска, находящаяся в их домах, мешает им пользоваться защитой, оказываемой им кровью. Принадлежащие к обществу Божьему члены должны быть святы; они не только освободились от вины и последствий греха, но и от греховных привычек, от силы греха и любви к нему. Факт освобождения Израиля кровью Пасхального агнца возлагал на него обязанность удалить из своего дома закваску. Не впадая в противоречие с волей Божьей, Израильтяне не могли говорить: «Теперь мы спасены, и можем делать, что угодно». Никак. Спасенные БЛАГОДАТЬЮ, они спасены были для СВЯТОСТИ. Душа, могущая хвалиться доступностью Божественной благодати и совершенством искупления во Христе Иисусе я в то же время «живущая во грехе» (Рим.6:1) явно доказывает, что она не понимает ни благодати, ни искупления.


Благодать не только спасает душу спасением вечным: она еще сообщает душе природу, находящую радость во всем, что Божье, потому что она Божественна. Мы делаемся причастными Божескому естеству, которое впадать в грех не может, будучи рожденным от Бога. Ходить в силе Божеского естества — значит на самом деде «соблюдать» праздник опресноков. Нет ни «старой закваски», ни «закваски порока и лукавства» в новом естестве, потому что оно всходит от Бога, а Бог свят и «Бог есть любовь» (1Иоан.4:16). Очевидно, поэтому мы освобождаемся от закваски не для того, чтобы улучшить вашу неисправимо порочную ветхую природу; не делаем этого также с целью получать новую природу, но потому что мы уже имеем эту последнюю. Мы имеем жизнь, и в могуществе этой жизни мы попираем зло. Лишь когда мы освободимся от вины греха, можем понять и проявить истинное могущество святости; напрасно было бы пытаться это сделать другим путем. Соблюдать праздник опресноков можно, лишь находясь под защитой крови.


Таким же значением, такой же типичностью исполнен в второй прообраз, сопровождавший вкушение опресноков; мы говорим о «горьких травах». Мы не можем участвовать в страданиях Христовых, не проникнувшись воспоминаниями, что именно привело Его к этим страданиям; к это воспоминание должно неминуемо произвести в нас дух смиренный и сокрушенный, настроение, типично изображенное при праздновании Пасхи с «горькими травами». Если испеченный на огне агнец представляет Христа, несущего на Себе ярость гнева Божьего на кресте, горькие травы обозначают сознание, которым проникнута верующая душа, сознание того, что «Христос пострадал за нас».— «Наказание мира нашего было на Нем, и ранами Его мы исцелились» (Ис.53:5). При той постыдной беспечности, которая присуща нашим сердцам, нам необходимо глубоко вникнуть в значение «горьких трав». Кто может прочесть Псалмы 6, 21, 87, 68, 87, 108-ой, не усвоив себе хотя бы отчасти значения хлеба без закваски, опресноков с горькими травами? Повседневная святость жизни, соединенная с глубокой покорностью души,— вот последствия истинного соучастия в страданиях Христовых; потому что нравственное зло в легкомыслие не могут устоять пред лицом этих страданий.


Но, спросят, быть может, некоторые, не находит ли душа глубокую радость в мысли, что Христос понес на Себе грехи наши; что Он вместо вас испил до дна чашу праведного гнева Божьего? Несомненно, что в этом заключается основание кашей радости. Но можем ли мы хотя на минуту забыть, что Христос пострадал за ГРЕХИ НАШИ? Можем ли мы выпустить из виду эту душепокоряющую истину, что Агнец Божий склонил главу под бременем прегрешений наших? Конечно, вот. Мы должны вкушать нашего Агнца с горькими травами, которые не представляют собой, разумеется, слез бесполезной я поверхностной сентиментальности, но правдивые, глубокие опыты души, с духовным пониманием и могуществом себе усвоивший смысл в жизненное значение креста.


Обращая наш взгляд на крест, мы открываем в нем то, что изглаживает все наши беззакония и душа наполняется миром и радостью. Но крест также совершенно устраняет действия плоти; он есть распинание плоти; смерть «ветхого человека» (Рим.6:6; Гал.2:20; 6:14; Кол.2:11). Это приведет к практическим результатам, весьма для плоти «горьких», заставит нас отречься от самих себя, умерщвлять земные члены ваши (Кол.3:6); считать свое «я» мертвым для греха (Рим.6:11). Все это может казаться очень страшным, но человек, проникнувший внутрь дома, на двери которого была положена кровь кропления, думает об этом иначе. Травы, горечь которых почувствовали бы Египтяне, входили в составную часть Праздника освобождения Израиля. Люди, искупленные Кровью Агнца, познавшие сладость общения с Ним, считают для себя «праздником» необходимость отвергать зло и почитать плоть мертвой.


«Не оставляйте от него до утра; во оставшееся от него до утра сожгите на огне» (ст.10). Это повеление показывает нам, что общение общества не должно было никоим образом отделяться от жертвы, на которой это общение было основано. Сердце должно иметь в живой памяти, что истинное общение нераздельно связано с совершенным искуплением. Думать, что возможно общение с БОГОМ на каком-либо другом основании, значит воображать себе, что Бог может иметь общение со злом, которое в нас; думать же, что возможно иметь духовное общение с ЧЕЛОВЕКОМ на другом основании,— это значит образовать не святой союз, от которого нельзя ожидать ничего другого, кроме замешательства и несправедливости. Все, одним словом, должно основываться на крови и быть с ней непосредственно связано. Вот прямое значение этого постановления, требовавшего, чтобы Пасхальный агнец весь съедался в ночь пролития его крови. Общение духа не должно отделяться от того, на чем оно основано.


Какую чудную картину являет собой нам общество Израиля, укрывавшееся под защитой крови, мирно вкушающее испеченного агнца с опресноками и горькими травами! Не приходилось страшиться суда, страшиться гнева Иеговы, опасаться справедливого возмездия, которое как внезапно налетевшая буря, постигло Египет. За косяками дверей, окропленных кровью, все дышало глубоким миром. Ничто не угрожало Израильтянам извне; ничто не могло их смутить внутри их домов, кроме закваски, которая оказалась бы смертельным ударом для их безмятежного мира, для их великого счастья. Какой прообраз для Церкви! Какой прообраз для христианина! Да поможет нам Господь проникнуться глубоким значением и в смирении души сообразоваться с Ним!


Не одному только этому научает нас ветхозаветное установление Пасхи. Мы рассмотрели положение и пищу Израиля; остановимся теперь на одежде Израиля.


«Ешьте же его так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших в посохи ваши в руках ваших, в ешьте его с поспешностью; это Пасха Господня» (ст.11). Израильтяне должны были вкушать Пасху как народ, готовый оставить страну смерти и мрака, гнева и суда, чтобы направиться в страну Обетованную, к наследию, им предназначенному. Кровь, предохранявшая их от судьбы, постигшей Египетских первенцев, была также основанием в их избавления от рабства Египетского; и теперь ям следовало пуститься в путь и идти рука об руку с Богом к стране, текущей молоком и медом. Они еще, правда, не перешли Чермного моря; не прошли еще «пути трех дней» в пустыне; но в принципе они уже были народом искупленным, народом отделенным, народом пришлым, чаявшим освобождения и томившимся в рабстве; и вся одежда их должна была сообразоваться с их настоящим положением и с ожидавшей их будущностью. «Препоясанные чресла» Израиля обозначали резкое и решительное отделение его от всего окружающего и его подготовленность к служению. «Ноги, обутые в обувь», свидетельствовали о готовности Израиля покинуть его «окружающую обстановку; «посох же в руке был выразительной эмблемой народа-странника, нашедшего для себя опору вне себя. Да проявятся все более и более все эти отличительные черты народа Божьего в каждом из членов его искупленной семьи!


Дорогой читатель, «будем заботиться об этом» (1Тим.4:15). Милостью Божьей мы испытали на себе освящающее действие Крови Иисуса; поэтому мы имеем преимущество питаться благословенным Господом, погружаться в неисследимые богатства» Его, «участвовать в страданиях Его, сообразуясь смерти Его» (Фил.3:10). Будем же и мы «вкушать» опресноки с горькими травами; да будут и наши «чресла препоясаны», «ноги обуты в обувь», да будут в «посохи в руках наших». Да будем в мы, одним словом, для всякого, нас видящего, народом, запечатленным святостью, народом распятым для мира, народом бодрствующим и деятельным, народом, заведомо идущим «навстречу Богу», к славе «предназначенной Царству» Его. Да проникнемся мы, милостью Божьей, таким серьезным сознанием глубины и могущества всего этого, чтобы все эти истины не были для нас лишь теориями, не были для нас бесполезным знанием и бесплодным исследованием Писаний, но сделались действительностью живой, Божественной, на опыте испытанной и проявленной в жизни нашей во славу имени Божьего.

Г. X. Макинтош


Copyrights© 2017 All Rights Reserved by Vestnik Istiny®