« Обратно к выбору



1985 № 4

Жизнь по духу


«Бог есть дух и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине». (Иоан 4, 24)


Эти слова Христос сказал некогда самарянке, открыв ей тем самым важнейшую истину Нового Завета, что настало долгожданное время, когда можно и нужно поклоняться Богу в духе и истине.


Мы — духи. Не говорю: души, а говорю: духи. Хотя это выражение звучит для некоторых странно, но это так. Всем известно, что человек состоит из тела, души и духа. И Бог наш, Творец и Создатель Вселенной, а также и нас с вами, есть Дух. Он и нам, детям Его, дал Духа Своего Святого, чтобы мы поклонялись Ему в духе и истине. Иного поклонения Бог не приемлет.


Казалось бы нет ничего нового в этих рассуждениях. Однако нужно сказать, что на поклонение многих христиан Бог смотрит с сожалением.


Как мы поклоняемся Богу? Что несем на святой алтарь Господень? Наши собрания, кажется, более всего похожи на поклонение Богу. Вот идет богослужение. Присутствующие благоговейно, с умилением слушают Слово Божье. Все празднично одеты. Это то, что видим мы. А что видит Господь? Ведь Он смотрит не на парадную внешность, а проницает вглубь и видит внутреннее состояние сердец. Все ли там так же чисто, празднично, благоговейно, как и снаружи?


Один брат советовал: если хочешь узнать, насколько благочестив проповедник, посмотри, как он поведет себя, если его незаслуженно оскорбят или обидят. Поживи у него дома с недельку и узнаешь, каков он на самом деле.


На алтарь служения Господу мы желаем отдать многое: голос, обаяние и привлекательность, способность проповедовать, ораторское искусство, — словом, все, чем располагаем. А Бог говорит: «Мне это ничего не нужно!» Странное дело, не правда ли? Почему? Да потому что все это — плоть. А Бог — не плоть, а Дух, и поклонение Себе приемлет только в Духе.


Более того, Бог отвергает всякое душевное служение. Ему не нужны наши пространные молитвы, красивые проповеди с трогательными до слез примерами, продиктованные душевным настроением. Ему нужен дух, верный дух, истинный дух. Мы должны сказать вам печальнейшую истину, что таких поклонников мало! Богу приходится их искать — Иоан. 4, 23.


Апостол Павел говорит, что проповедь его была не в убедительных словах человеческой мудрости, а в явлении духа и силы — 1 Кор 2,4.


Душевное служение—это служение, затрагивающее чувства людей. Это своего рода гипноз. Я могу вам сейчас привести несколько потрясающих примеров о том, как убитая горем мать пожертвовала жизнью ради своей единственной, но беспутной дочери. Это произведет на вас сильное впечатление: кое-кто прослезится, кое-кто, расчувствовавшись, с жаром помолится, кто-нибудь, может быть, даже обратится к Богу. Но все это потрясение остается в области души. Ваше умиленное настроение не принесет никакого возрождения духу. Почему? — «Бог есть Дух!» И в человеке не на душу, а на дух мы должны воздействовать проповедью. Не душу, а дух пробудить, вызвать в духе умиление, сочувствие, слезы сокрушения, которые приводят человека к истинному покаянию и возрождению.


В Слове Господнем мы читаем: «Кто не родится от воды и ДУХА, не может войти в Царствие Божие» (Иоан. 3, 5).


Семя жизни находится только в Духе Святом, и воспринять его можно только духом. Только дух сможет его передать и другим. Это влияние на дух не зависит ни от красноречия, ни от звания, ни от наших полномочий. Пробудить к новой жизни дух человека можно исключительно при одном условии: если наш дух является прямым проводником Святого Духа.


Когда наше собрание подойдет к концу, пресвитер в заключение будет напутствовать всех такими словами: «Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любовь Бога Отца и общение Святого Духа да пребудут со всеми нами...» Как мы привыкли к этим словам! Но имеет ли всякий из нас подлинное общение со Святым Духом?


Меня поразил пример из жизни Вейса. Он однажды, находясь в чужой стране, языка которой не знал совершенно, прохаживался по аллее в ожидании самолета. Навстречу ему шел человек. Они поравнялись, посмотрели друг на друга и разошлись. Пройдя несколько шагов, Вейс оглянулся. Оглянулся и незнакомец. Что-то родное шевельнулось в сердце Вейса. Он повернулся и пошел навстречу. И тот человек стал возвращаться. Они вновь подошли друг ко другу. «Иисус!»— сказал Вейс. «Христос!» — ответил ему тот. Они отошли в сторону, преклонили колени, горячо помолились каждый на своем языке и больше ничего не сказали друг другу. Они не поняли слов молитвы, они даже не узнали как зовут друг друга. Но они твердо знали, что они — дети Божьи и имеют общение Святого Духа.


«Бог есть Дух!» И когда мы в нашем духе предстаем перед Господом, то имеем Истинное общение с Ним в Духе Святом. Часто бывает так, что мы, христиане, разговаривая друг с другом на родном языке, совершенно не понимаем друг друга. До нас не доходит смысл сказанных слов. Мы пытаемся заглянуть, проникнуть вглубь, в дух человека, чтобы узнать, что кроется в его духе,— и не можем ничего понять. Почему?— Мы не имеем общения духа. А в нашей христианской жизни это самое главное, самое важное.


Возьмем, например, молодых родителей. Все мы хотим воспитать своих детей христианами. Но как это сделать? Мы можем научить наших детей петь гимны, можем научить их благоговейно складывать ручки и закрывать глазки на молитве; мы можем научить их нормам высокой нравственности и морали, привить прекрасные привычки, наконец, мы сможем убедить их в полезности христианской религии. Но для того, чтобы передать детям Дух, прежде родителям нужно иметь в себе этот Дух.


Приложив много усилий для воспитания своих детей, многие часто удивляются: почему у нас ничего не получилось? Дети наши остаются мертвыми, уходят в мир и гибнут. Мы сокрушаемся и плачеи, но исправить ничего не можем.


Все правильно. Рождение может произойти только от Духа!


Слово Божье не только буква, оно—Дух. Написано: «Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь» (Иоан. 6, 63). Когда Господь производит Свою работу в нашем сердце, когда Он трудится над пробуждением нашего духа или, другими словами, открывает ум к уразумению Писания, мы становимся способными воспринимать дух Библии. Не букву, а дух.


Знаете, в одной общине даже уполномоченный сказал проповедь, и никто не понял, что это совершенно неверующий человек. Пришел он на собрание, пресвитер видит незнакомого «брата» и так, в простоте, спрашивает: «Будешь говорить слово, брат?» — «Буду», — ответил тот. Встал, сказал проповедь и ушел. А через несколько дней этот уполномоченный вызвал пресвитера к себе. Пресвитер был ошеломлен, ничего не мог понять...


Дух способен передавать только дух, а букву может сказать всякий. Но каково состояние духа тех слушателей, которые не могут распознать, какого духа человек, говорящий проповедь?!


Чтобы приготовить наш дух, сделать его восприимчивым настолько, чтобы уже не плоть, не душа, а дух был возрожден. Господу приходится очень долго трудиться.


Когда говорит проповедник, поет хор, духовные люди остро чувствуют кто совершает служение в духе, а кто по плоти. Мы, порой, не можем найти нужного слова, чтобы назвать вещи своими именами, но различаем, когда действует дух, а когда плоть, когда прославляется свое «я» и когда возвеличивается Господь.


Слово Бога нашего — это меч обоюдоострый, и оно проникает «до разделения души и духа» (Евр. 4, 12). Пока Господь не отделит и не поставит в нашем естестве все на свои места. Он не прекратит работы над нами. Он будет заботливо стучать в наше сердце, окружать нас такими обстоятельствами, в которых плоть наша перестала бы диктовать, прекратила бы господствовать над духом. Мы часто недоумеваем: почему я болею, почему у меня жена умерла, почему у меня муж охладел, почему дети ушли в мир? «Господи! — вопием мы.—Почему? Почему я молюсь об исцелении, а болезнь усиливается?» Почему? — Потому что задача Господа состоит в том, чтобы возродить наш дух; не душу, не плоть, а дух вывести на свободу; чистый дух, смиренный дух, который один только и может поклоняться Богу в истине. Не всегда эта победа достигается на протяжении жизни. Иногда только на краю могилы человек получает освобождение духа. Мы нередко удивляемся: как так? Господь, кажется, только достиг Своей цели, только брат или сестра заметно изменились, смирились,— и на тебе: ушли в вечность.


Мы живем на земле короткое мгновение. Господь готовит нас к вечности, а мы часто не понимаем этого.


Я сам долго не понимал это и думал, что Господу нужна наша работа, служение, страдание, верность. Господу не нужна наша работа. Господу нужен работник, Господу нужен дух. Что такое наши 70 лет в сравнении с вечностью? — Мгновение! А впереди — вечность, где будет дан простор только духу, где мы будем вечно действовать, вечно поклоняться только в духе!


Мы являемся Невестой Христа, которая будет править вселенной, новым миром, девиз которого: «Любовь!» Как же Господь должен подготовить каждого из нас к такому Царству славы?! Наши интересы сейчас ограничиваются недалеким земным горизонтом, и поэтому мы не понимаем всех путей Божьих, которыми Он нас ведет. «Господи, сколько же Ты еще будешь учить меня? Сколько будешь шлифовать, очищать, выравнивать?»— нетерпеливо спрашиваем мы. Но чем больше Он нас счищает, чем больше трудится над укрощением нашей строптивости, тем ближе и роднее Он нам становится! Покоряясь Его обработке, мы с удивлением замечаем, что нам становится яснее Слово Божье, нам открываются новые мысли.


В молодых семьях нередко возникает вопрос: кто главный в семье: муж или жена? Как правило, в таких случаях муж, знакомый со Словом Божьим, так величаво открывает Библию и читает: «Жене глава — муж...» (1 Кор. 11, 3). И еще найдет ряд мест в подтверждение своего преимущественного положения. Какие тут еще могут быть разговоры? Жена, бедняжка, молча соглашается. Все правильно. Любой служитель скажет то же самое.


Признаюсь, и я не раз пользовался этим правом. Не потому, что хотел во что бы то ни стало настоять на своем, а потому что сознавал: за семью отвечает все-таки муж, а не жена.


Но однажды я читал Слово Божье и обратил внимание на слова: «Всякому мужу глава — Христос... жене глава — муж...». «Господи,— размышлял я,— чтo же это такое? Я никогда не обращал внимания на эту истину. Я знал этот стих наизусть: «Мужу глава — Христос, а муж — глава жены». Но, извините; а если у мужа нет главы, может ли он быть главой жене? Служители, увещевая семьи, повторяют: жена должна повиноваться мужу и прочее. А жена не понимает. В чем же дело? Она хочет сказать: «Братья, я не вижу главы в муже. Я хочу слушать мужа, хочу, чтобы в нашей жизни исполнилось это Писание, я все понимаю. Но я не вижу, чтобы над мужем моим главой был Христос...»


Что это значит? Просто главенствовать мужу над женой?—Нет. Если муж хочет быть главой жене, значит он не должен сделать ни единого шага без Господа, ни единого намерения не провести в жизнь, неугодного Господу. Попробуйте так прожить хотя один день: Христос— Глава! Моего — ничего нет, а все — Господне! Все—Он, все—Ему, все— для Него! Возможно, не для всех это легко, но живущие по духу поступают так.


Многим так хочется пожить для себя; так хочется мужу иметь покорную жену, а жене — любящего мужа, послушных детей, иметь добротный дом, дождаться исполнения своих сокровенных желаний, прожить свободно и счастливо в молодости, обеспечить спокойную старость,—все хочется иметь хорошее, но все — свое!


А Писание говорит: Христос — Глава всему. Попробуйте достичь такого состояния, и вы увидите, как у вас в семье все преобразится. Почему? Да потому что не муж будет там главой и, конечно, не жена, а Христос. Это будет истинное поклонение Богу в Духе и истине.


Почему сказано: «Должны поклоняться... в истине»? Да потому что если в Духе, значит в истине! Как часто наши жилища превращаются как бы в шумные общежития: здесь комната мужа, там — жены, а рядом — спальня для детей. У всех свои интересы, своя жизнь. В таких семьях, кажется, все обстоит хорошо, но нет главного: нет общения духа, нет единства духа, нет поклонения Богу, а значит и нет истины. Там только вывеска, что это христианская семья. Там только красивые слова, приличная обстановка, но нет места Духу Святому, нет поклонения в Духе.


Спрашиваю как-то отца семейства: «Вы молитесь вместе с детьми?» — «Знаешь, брат, дети выросли, у них много своих занятий...» — «А с женой молитесь?» Оказывается, брат стал бояться общаться и с женой, стесняется молиться с ней. Им стало не о чем говорить друг с другом. Они стараются не докучать, не вмешиваться в личную жизнь друг друга.


Если мы здесь, на земле, не находим общего языка с близкими, то на каком языке и о чем будем говорить в вечности? Как будем жить во веки веков в общении с другими в небе, когда нам трудно здесь переносить друг друга полчаса, когда мы стыдимся молиться вместе? А вечность и состоит из поклонения Богу, поклонения непрестанного, благоговейного, захватывающего! В небе разговаривают на единственном языке — языке молитвы славословия Богу! Ангелы на небе вокруг престола Господа, падши на лица свои, поклоняются Богу день и ночь! — Откр. 7,11.


Когда канет в вечность вся земная суета: наши огороды, платья, машины, дома,—о чем мы будем говорить в сияющей вечности? Ведь там не именуются никакие земные дела и интересы! О, если бы мы вкусили блаженство жизни в духе уже здесь, на земле, то знали бы о чем говорить в вечности! Потому что эти сладкие беседы, бесконечным потоком льющиеся между детьми Божьими сейчас, непременно продолжатся в Небесном Царстве Отца!


Признаюсь, чем больше Господь острием Своего обоюдоострого меча пронзает мою внутренность, тем больше блекнет предо мною вся земная жизнь. Раньше, когда я имел возможность свободно жить в семье, жена нередко просила: «Скажи проповедь дома...» Я отвечал: «Ты ходишь в собрание, там и слушай». Сейчас же, когда я, находясь на служении, могу только изредка встретиться с семьей, должен признаться, что все земные интересы и заботы не имеют больше силы над нами, потеряли привлекательность для нас. Мы — в страданиях. Мне нужно утешить жену, вооружить ее на суровую борьбу с миром, поддержать упованием на Господа. Ведь ей, практически, одной приходится воспитывать детей! И вот во время встречи проходит час, два, три — мы беседуем, молимся и опять рассуждаем. И уже не надо просить меня: «Скажи проповедь». Мы имеем общение духа. Я говорю жене: «Испытав столько милости Божьей, разве не стоит нам довериться Господу во всем? Разве после всего мы откажемся идти путем страданий? Ибо если эта суровая жизнь станет нам в тягость, мы потеряем все не только в вечности, но уже здесь мы не будем иметь этого сладостного общения духа, которое имеем сейчас. Ради этого общения духа, ради приобретения духа веры, будем переносить все с любовью и благодарностью Богу. И тогда будет у тебя что передать детям. Если зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно...»


Господь говорит: «Представьте тела ваши в жертву живую...» (Рим. 12, 1). Я часто думал: Господи, почему представить нужно тела, а не дух и даже не душу? И понял: потому что дух-то уже принадлежит Господу, а вот тело — нередко все еще принадлежит мне. А Господь хочет, чтобы плоть наша была мертва, чтобы мы от нее отказались совершенно, предоставили себя Господу в Его полное распоряжение. Скажите в радости: «Господи! Как угодно переплавляй меня, лишь бы дух раскрепостился и приобрел ту ценность, которая требуется для вечности!»


Однажды брат написал мне в письме: «Пришло время переоценить все ценности...» Да! Дал бы всем нам Господь силы принять такое решение: переоценить все свои земные ценности. Сегодня для нас может казаться ценным очень многое. Но представим, что сегодня — последний день на земле! Завтра утром придет Господь. Не потеряет ли для нас мгновенно все земное всякую ценность?! Строительство домов, и приобретение обстановки, и спокойная жизнь?! Почему? — Господь идет! И мы хорошо знаем, что Он хочет видеть нас собирающими богатство, которое будет иметь цену в вечности. Так проверим же свои сбережения: годны ли они для вечности?


Сделать это безошибочно можно только в духе. Да не обольщает нас исконный враг — плоть, которая хочет, чтобы мы не в духе действовали, а были просто набожны, религиозны, приличны. Именно она нередко диктует нам иметь приличный вид, участвовать в торжественных богослужениях, жертвовать кое-чем для Бога,— и некоторые успокаиваются на этом. Разбогатели, ни в чем не имеют нужды и забыли, что это еще не жизнь по духу это не жертва, а уступки плоти. Но если мы будем жить по плоти, то умрем. Господь смотрит на дух, а не на плоть. Он ждет от нас поклонения в духе. Многим из нас Господь допускал оказаться в таком состоянии, когда мы остро ощущали глубокую немощь, отсутствие силы. И во всем этом была мудрая рука Господа, чтобы научить нас жить по духу.


Господь наш воскрес, и Своим воскресением лишил силы имеющего державу смерти. Кончилось владычество сатаны над нашими телами, над нашими семьями, над нашими церквами, над нашим духом! И сия победа, победившая мир, вера наша!


Живя по плоти, мы никогда не поверим этой истине. Плоть не может верить. «Господи! Мы гонимы, — стонет плоть,— какая тут победа? В чем тут торжество?» И только духом мы можем проницать и видеть благословенные преимущества пути страданий. Только духом мы обретаем Божьи обетовании. Без духа, который может проникать в глубины Слова Божьего, никто не сможет быть благодарным и радостным на пути гонений. Многих христиан сегодня пугают гонения. Они умирают духовно от страха. Реки воды живой, заключенные в Слове Божьем, для них остаются как запечатанный колодец. Ни глотка они не могут испить из Божьего источника! Почему? Потому что не отвергли плоть и не живут по духу. Здесь нужен дух, который бы поверил и положился на Слово Божье. Нужен Дух Господень, Который бы пробудил их дух, научил послушанию, покорности. Господь хочет сегодня освободить дух каждого из нас, для того, чтобы мы поклонялись Ему, как Он хочет: В ДУХЕ И ИСТИНЕ.

Е. К. Родославов

Copyrights© 2017 All Rights Reserved by Vestnik Istiny®